Вернуться к обычному виду

Ташировская вотчина князей Голицыных

Вот уже более шести сотен лет род князей Голицыных неразрывно связан с Россией. Его представители не раз находились на пике славы и испытывали падения, были обласканы властителями империи и подвергались жесточайшим гонениям. Однако лучшие сыны этой фамилии всегда стремились верой и правдой служить Отечеству и неизменно следовали своему родовому девизу «VIR EST VIS», означающему «Сам человек – сила». 

Получив представление о реальном масштабе Ташировской вотчины, настало время обратиться ещё к одному историческому источнику, изучение которого позволило нам сделать настоящее открытие. Это подлинная Платёжная книга Боровского уезда за 1613 год – самый ранний из сохранившихся документов, касающихся вотчин и поместий московской аристократии в Боровском уезде. Однако интересующая нас запись была сделана двумя годами позже, уже после проведения общего дозора в уезде, она находится на обороте самого последнего листа книги. В ней говорится, что «123-го (т.е. 1615 года по Р.Х. – Г.П.) марта в 20 день, по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу, и по грамоте за приписью дияка Марка Паздеева, и по посылки воеводы Никиты Лопухина, по дозору боровитянина Ивана Смердова написано – в Ыневской волости за стольником за князем Иваном Ондреевым сыном Галицыным в вотчине сельцо да деревня да две пустоши…».

К началу XX века это был самый многочисленный и знатный княжеский род нашего государства. По числу боярских шапок ни одна другая русская аристократическая фамилия не могла соперничать с Голицыными – среди них было 22 боярина, а в условиях местничества, когда должности занимались по принципу знатности членов рода, это означало безусловное лидерство рода в административной системе государства. На рубеже XIX-XX столетий среди князей Голицыных насчитывалось два фельдмаршала, 50 генералов и адмиралов, 22 кавалера боевого ордена Св. Георгия, 14 Андреевских кавалеров и один канцлер!

Предок князей Голицыных волынский Звенигородский князь Патрикей Александрович, являвшийся правнуком Великого Князя Литовского Гедимина, в 1408 году был принят на службу Московским Великим Князем Василием I. Подчеркнём, это событие не было заурядным, ведь в подданство к Московскому государю переходил близкий родственник другого могущественного европейского суверена, к тому же русские княжества столетиями находились в состоянии вражды с литовскими правителями. А десять лет спустя после этого события Василий I выдал свою дочь Марию замуж за Юрия, сына князя Патрикея. Таким образом этот род породнился с Московским Великокняжеским домом – Мария была родной сестрой Василия II Тёмного и тёткой Ивана III

Правнук Юрия и Марии Михаил Иванович Булгаков (†1554), четвероюродный брат царя Ивана Грозного, стал родоначальником князей Голицыных. Согласно семейному преданию, этого князя прозвали «Голицей» из-за его привычки носить на одной руке железную, вероятно, рыцарскую перчатку (отметим, правда, что «голицей» на Руси обычно называли кожаные рукавицы без подкладки). Уже через два поколения это прозвище превратилось в фамилию «Голицын». И первым, кто стал подписываться исключительно как Голицын, был боярин царей Ивана Грозного и Годунова, казанский воевода Иван Иванович (†1607) по прозвищу «Шпак» (в переводе с польского «szpak» означает «скворец»). Личные прозвища были делом обычным в допетровской Руси, да и в последующие периоды тоже. Более того, многие князья имели даже по нескольку христианских имен – так, вторым именем того же Ивана Шпака было имя Моисей. 

К началу XVII столетия из всех существовавших линий Голицыных только у одного князя Андрея Ивановича «Скурихи» († около 1624), брата Ивана Шпака, были два наследника мужского пола – Иван и Андрей, и лишь последний продолжил род князей Голицыных. Именно здесь мы и подходим к теме, непосредственно связанной с нарской землёй. Согласно данным писцовых книг 1627-1628 годов, за шестью представителями XI-го поколения князей Голицыных в различных уездах государства числилось 15 вотчин, однако только три из них были родовыми. Они все располагались в Замосковном крае, ныне именуемом Подмосковьем, – в Московском, Коломенском и Боровском уездах (сейчас часть земель бывшего Боровского уезда входит в состав Наро-Фоминского района). Остальные вотчины были либо пожалованы князьям Голицыным за заслуги в 1606-1610 и 1618 годах, либо получены в качестве приданого за жёнами или были куплены.    

В нашем исследовании ключевым источником является Писцовая книга Боровского уезда за 1628 год – это самый старый документ, в котором наиболее полно описаны имения данного уезда. Из него мы можем почерпнуть уникальные сведения, позволяющие нам совершенно по-новому взглянуть на имения Суходольского стана Боровского уезда. Опираясь на уже опубликованные материалы второй половины XVIII века, традиционно считалось, что обширная территория Таширова изначально являлась малозаселённой. Однако из описания 1628г. «старинной вотчины» боярина князя Ивана Андреевича (†1654) и его брата Андрея Андреевича (†1638) проявляется совершенно иная картина.

У каждого из братьев в Таширове было по половине родительской вотчины и у каждого на своей половине стоял собственный двор, а на половине Андрея Андреевича ещё находился и ветхий Благовещенский храм, в котором не было церковных служб. Наличие вотчинниковых дворов в Таширове свидетельствует о том, что князья Голицыны здесь не просто бывали, но изредка и жили. И, наконец, самое интересное – это количество пустошей (оставленных, обезлюдевших деревень), которые были в имении: у князя Ивана их было двадцать, а у князя Андрея – восемнадцать, и ещё пять находились, как и само село Таширово, в их совместной собственности в разных долях. В общем, на территории Ташировской вотчины раньше, в XVI веке, было целых 44 населённых пункта, и в Писцовой книге 1628г. перечислены все их названия! Некоторые из деревень располагались на берегах трёх рек – Нары, Иневки и Лубенки, остальные – на суходоле. Такое большое количество населённых мест, даже если в каждом из них было по нескольку дворов, позволяет нам говорить о том, что Ташировское имение увеличивалось и развивалось в течение многих десятилетий, если не столетий. К сожалению, литовское разорение и разбойничий произвол начала XVII века, а также голод, обрушившийся тогда же на этот край, сделали своё чёрное дело – земля пришла практически в тотальное запустение. В описываемый период в Таширове проживало всего лишь 25 лиц мужского пола (женщины в то время переписи не подлежали): двое приказчиков князей, дворовые люди, бобыли и крестьяне.

Следует сделать акцент ещё на одном интересном факте – среди пустошей Андрея Андреевича упоминается «пустошь, что была сельцо Покровское на речке на Иневке». То есть до разорения в имении была ещё одна резиденция вотчинника, а из сугубо церковного названия этого сельца – Покровское – следует, что в нём определённо стоял и православный храм! Косвенным подтверждением этому может служить и недавно обнаруженная автором летопись Успенского храма соседнего села Литвинова. В ней говорится о том, что до «нашествия литвы» почти во всех близлежащих деревнях были свои храмы, о чём ещё в конце XIX века свидетельствовали надгробные памятники на запустевших кладбищах, поклонные кресты и устойчивая традиция местных крестьян устраивать молебны в этих местах в определённые церковные праздники. Скорее всего, такая же ситуация была и в соседнем Таширове.

Из приведённого выше текста ясно, что 20 марта 1615 года в боровском имении князя Ивана Андреевича Голицына, который в то время ещё был стольником, по распоряжению воеводы города Боровска Никиты Васильевича Лопухина провели частный дозор, на основании которого в книгу 1613 года и была внесена новая учётная запись. И хотя в книге опущено название имения, совершенно очевидно, что речь может идти только о Ташировской вотчине (как нам известно из писцовых книг XVII века, в Боровском уезде у князей Голицыных было только одно владение). Отметим – «безымянное» имение территориально отнесено к «Ыневской волости» Суходольского стана. Название такой территориальной единицы больше не встречается ни в каких иных актах XVII века. И мы практически со стопроцентной уверенностью можем сказать, что эта волость располагалась в районе речки Иневки, которая почти по всей своей длине протекала в пределах северной части Ташировского имения Голицыных и впадала, как впадает и сейчас, в реку Нару немного выше её слияния с речкой Плесенкой. Ну а замена гласных и согласных букв в названиях (Ыневка/Иневка) в письменных документах рассматриваемого периода встречается очень часто, даже само название села Таширова в некоторых документах указано как Тоширово и Ташилово. Таким образом, ввиду того, что Боровская Платежная книга 1613г. является самым древним из сохранившихся документов по нашей тематике, мы определённо можем датировать основание Таширова 1615 (7123 от сотворения мира) годом, а это значит, что в 2015 году жители Ташировского поселения отмечают 400-летний юбилей со дня основания села!

Тот факт, что к 1628г. «старинная вотчина» была разделена между двумя братьями Иваном и Андреем Андреевичами, наводит на мысль, что князья Голицыны относились к ней как к родовому гнезду, и считали необходимым разделить её между наследниками почти в равных долях, хотя у них имелись и другие вотчины. В этом контексте логично будет предположить, что Таширово в конце XVI-начале XVII столетий принадлежало не только одному их отцу князю Андрею Скурихе, но и его старшему брату боярину Ивану Шпаку.

Практически все хозяева Таширова принадлежали к высшей аристократической элите как Русского царства, так и Российской империи – они были боярами и приближёнными венценосных государей. Однако ход истории мог быть совершенно иным, и тогда сегодня мы бы говорили о Таширове не как о родовой вотчине бояр, а как о… родовом гнезде российских самодержцев! На первый взгляд, это утверждение звучит парадоксально и, может быть, даже абсурдно, но это могло произойти на самом деле. Князь Василий Васильевич Голицын (†1619), двоюродный брат князей Ивана Шпака и Андрея Скурихи, в Смутное время был, пожалуй, главным кандидатом на русский престол как по знатности, так и по своим талантам и способностям, а «спаситель Отечества» князь Дмитрий Пожарский назвал его даже «столпом Отечества». Однако обстоятельства всё время складывались против него; в последний раз, во время Земского собора 1613 года, князь Василий вместе с патриархом Филаретом находился в польском плену, и его судьба была неопределённой в принципе. В результате на Русский престол избрали шестнадцатилетнего Михаила Фёдоровича, сына патриарха, а не князя Голицына. Но если бы царём был всё же избран князь Василий, то по ломаной родственной линии Русский престол в итоге перешёл бы к владельцу Таширова князю Ивану Андреевичу (†1654), а затем к одному из сыновей его брата Андрея Андреевича. Однако история, как известно, не знает сослагательного наклонения, поэтому во второй части статьи мы кратко расскажем не о вотчине русских государей, а просто о князьях Голицыных, владевших ташировской землёй в XVII-XIX веках…

 

Иллюстрации:

1.       Герб рода князей Голицыных

2.       Запись 1615 года о Ташировской вотчине князя И.А. Голицына из Платёжной книги Боровского уезда (книга хранится в Российском государственном архиве древних актов) 

 

© Подбородников Г.В. Текст, подбор иллюстраций. 2015

Дата изменения: 18.01.2016 14:56