Вернуться к обычному виду

ТАШИРОВСКАЯ ВОТЧИНА КНЯЗЕЙ ГОЛИЦЫНЫХ И ЕЁ ВЛАДЕЛЬЦЫ (XVI-XIX ВЕКА)

2017_Подбородников_ТАШИРОВСКАЯ ВОТЧИНА КНЯЗЕЙ ГОЛИЦЫНЫХ И ЕЁ ВЛАДЕЛЬЦЫ.jpg
 


Несколько столетий село Таширово с деревнями принадлежало князьям Голицыным, и было одной из трёх старинных вотчин рода. Несмотря на то, что в селе никогда не существовало парадного дворцово-паркового ансамбля, ему всегда отводилось особое место в семейной истории князей Голицыных. Однако до сих пор не была составлена полная история Таширова. Опираясь на архивные документы, мы постараемся установить, кто именно владел селом в разные столетия.

В XVI-XVIII веках Ташировская вотчина входила в Суходольский стан Боровского уезда, позднее – в Верейский уезд Московской губернии. Сейчас Таширово является центром сельского поселения в составе Наро-Фоминского района Московской области.

Ключевым источником в нашем исследовании стала Писцовая книга Боровского уезда за 1628 год. В этом документе наиболее полно описаны имения уезда. Из него можно почерпнуть уникальные сведения, позволяющие по-новому взглянуть на вотчину князей Голицыных. Ранее считалось, что обширная территория Ташировского имения была малозаселённой. Однако из описания «старинной вотчины» боярина князя Ивана Андреевича (†1654) и его младшего брата Андрея Андреевича (†1638) проявляется совершенно иная картина.

У каждого из братьев в Таширове было по половине родительской вотчины, и у каждого стоял собственный двор. На половине Андрея Андреевича находился ещё и Благовещенский храм. Церковь была настолько ветхой, что к 1628г. службы в ней уже не совершались. Наличие дворов вотчинников в селе свидетельствует, что князья Голицыны здесь не просто бывали, но и жили.

Показательно количество пустошей, которые были в имении: у князя Ивана их было двадцать, а у князя Андрея – восемнадцать, ещё пять, как и само село Таширово, находились в совместной собственности братьев в разных долях. В общем, к концу XVI века в состав Ташировской вотчины входили 44 населённых пункта, позже превратившихся в пустоши. В Писцовой книге приведены все их названия. Такое большое количество населённых мест, даже если в каждом из них было по нескольку дворов, свидетельствует о том, что имение развивалось и увеличивалось в течение многих десятилетий, а, может быть, и столетий. Некоторые из бывших деревень располагались на берегах трёх рек – Нары, Иневки и Лубенки, остальные – на суходоле.
Однако ситуация резко изменилась в начале XVII века. Голодные годы рубежа столетий, разбойничий произвол и польско-литовское разорение привели к тотальному обнищанию крестьян и миграции населения, и, как следствие, к запустению имения. В 1628г. в Таширове проживало всего 25 лиц мужского пола: двое княжеских приказчиков, дворовые люди, крестьяне и бобыли. Остальные поселения стояли пустыми.

Обратимся ещё к одному источнику, изучение которого позволило нам сделать настоящее открытие. Это подлинная Платёжная книга Боровского уезда за 1613 год – самый ранний из сохранившихся документов, касающихся вотчин и поместий московской аристократии в Боровском уезде. Интересующая нас запись была сделана двумя годами позже, уже после проведения общего дозора в уезде. Она гласит, что «123-го (т.е. 1615 г. по Р.Х. – Г.П.) марта в 20 день, по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу, и по грамоте за приписью дияка Марка Паздеева, и по посылки воеводы Никиты Лопухина, по дозору боровитянина Ивана Смердова написано – в Ыневской волости за стольником за князем Иваном Ондреевым сыном Галицыным в вотчине сельцо да деревня да две пустоши».

Из приведённого текста ясно, что 20 марта 1615 года в боровском имении князя Ивана Андреевича Голицына, который в то время служил стольником, по распоряжению воеводы города Боровска Никиты Васильевича Лопухина провели частный дозор. На основании его результатов в книгу 1613 года и была внесена новая учётная запись. Хотя в книге опущено название имения, совершенно очевидно, речь может идти лишь о Ташировской вотчине (из писцовых книг XVII века известно, что в Боровском уезде у князей Голицыных было только одно имение). Отметим: «безымянное» имение территориально отнесено к «Ыневской волости» Суходольского стана. Название этой территориальной единицы больше не встречается в других актах XVII века. Вероятнее всего, Ыневская волость располагалась в районе речки Иневки, которая почти по всей своей длине протекала в пределах северо-западной части Ташировского имения князей Голицыных и впадала, как впадает и сейчас, в реку Нару немного выше её слияния с речкой Плесенкой. Что же касается замены букв в названиях (Ыневка/Иневка), то в письменных документах того периода подобная практика встречается часто. Даже само название села Таширова в некоторых документах указано как Тоширово или Ташилово.

Исходя из того, что Боровская Платежная книга 1613г. является самым древним из известных документов по исследуемой теме, сейчас мы можем датировать основание Таширова 1615-м годом. Хотя имеющийся материал позволяет нам утверждать, что это имение существовало в XVI веке, и уже в то время было довольно большим.

Раздел Ташировской вотчины между братьями в равных долях указывает на то, что князья Голицыны относились к ней как к родовому гнезду. Они считали необходимым поделить старинное родительское имение между всеми наследниками мужского пола, хотя у них также имелись и другие вотчины, позволявшие обеспечить сыновей землёй в равной мере и без дробления Таширова. Так, в 20-х годах братьям принадлежали вотчины в нескольких уездах: две в Московском (100 и 73 четв.), Коломенском, (38 четв.), Каширском (250 четв.), Тарусском (250 четв.) и Боровском. Старинная же Ташировская вотчина была среди них самой большой – 454 четверти.

Следует обратить особое внимание на то, что среди пустошей Андрея Андреевича упоминается «пустошь, что была сельцо Покровское на речке на Иневке». Из церковного названия этого сельца очевидно, что там стоял храм во имя Покрова Божией Матери. Небольшие размеры поселения (сельцо, а не село) позволяют предположить, что это был ещё один центр имения, где кроме храма находился лишь двор вотчинника. Наличие в одном имении двух сёл, принадлежавших одному владельцу и расположенных рядом, было явлением необычным. Вероятно, до периода Смуты в Таширове и Покровском располагались резиденции двух разных вотчинников, которым принадлежало большое Ташировское имение.

Не вызывает сомнения, что долю в старинной родовой вотчине по наследству прежде всего должен был получить старший сын. По нашему предположению, в конце XVI века кроме боярина Андрея Ивановича Скурихи († не ранее 1623), отца князей Ивана и Андрея, Ташировской вотчиной также владел и его старший брат князь Иван по прозвищу Шпак. Боярин и казанский воевода Иван Иванович умер бездетным в 1607г., и, по всей видимости, его часть в Таширове отошла к семье младшего брата.

Сохранились документы, которые позволяют нам установить, когда и кому переходила Ташировская вотчина в начале XVII века (хотя в них прямо не говорится об этом имении). Известно, что в 1604г. с земель Андрея Ивановича в поход против Лжедмитрия было выставлено «княж Ондреевы Голицына княгини Анны 16 человек конных». Очевидно, имения боярина Голицына Скурихи, включая и Таширово, перешли к его жене в 1602/1603г. Это произошло после того, как Андрей Иванович, находясь в расцвете сил и имея малолетних детей, принял иноческий постриг под именем Дионисий. Тем не менее, князь-инок не превратился в затворника; он был по-прежнему вовлечён в политическую жизнь и процесс управления государством.

Спустя несколько лет старший сын княгини Анны Иван Андреевич вступил в права собственности и поступил на государеву службу. Из Докладной выписки о вотчинах и поместьях служилых людей, составленной для царя Михаила Фёдоровича в 1613 году, следует, что за стольником князем Голицыным числились вотчины и поместья «старые с матерью да с братом со князем Андреем <…> да новые дачи, что государь пожаловал в 121 году». В целом, у них было 1912 четей – значительное землевладение по меркам того времени.

В 1630-е годы Иван Андреевич был близок к государю, стал одним из самых влиятельных лиц Боярской Думы. Согласно данным переписи 1646г., за ним в половине села Таширова, деревне Бархатовой и двух починках числилось 74 человека в 18 дворах. Андрей Андреевич, боярин и родоначальник всех ныне живущих князей Голицыных, умер молодым в 38-м году, незадолго до рождения своего младшего сына. Его часть Таширова перешла к трём из четырёх сыновей: князьям Ивану (†1690), Алексею (1632-1694) и Михаилу (1639-1687). Из крестьян на их половине села было только 7 человек. Причём в указанный период в Таширове не было ни дворов вотчинников, ни храма.

Боярин Иван Андреевич и его жена Феодосия, принявшая перед смертью постриг, скончались в 1655г. Прямых наследников у них не осталось, поэтому их часть Ташировской вотчины унаследовали дети младшего брата, князя Андрея.

Ещё до 1668г. обе половины Таширова оказались в руках одного князя Михаила Андреевича. Это следует из записи о новом храме, возведённом в селе: «в нынешнем в 7176 году <…> прибыла вновь и данью обложена церковь Покрова Пресвятыя Богородицы в вотчине стольника князя Михаила Андреева сына Голицына, в селе Таширове». Князь служил воеводой в Смоленске, Киеве, Пскове, возглавлял Белгородский разряд. Он слыл западником и был очень близок с племянником князем В.В. Голицыным, фаворитом царевны Софьи. Во время переписи 1678г. обе половины родовой вотчины Голицыных по-прежнему числились за князем Михаилом, ставшим уже боярином. В Таширове и деревне Бархотовой тогда насчитывалось 26 дворов. Михаил Андреевич умер в Белгороде в возрасте 48 лет. Тело князя доставили в Москву и погребли в Богоявленском монастыре, где находилась родовая усыпальница князей Голицыных.

Таширово наследовали двое старших сыновей князя Михаила Андреевича – Дмитрий (1665-1737) и Михаил старший (1675-1730). В одном из документов, касающихся этой вотчины, имеется запись о том, что в январе 1700г. «с князь Дмитрия да с князь Михайла Голицыных даточные взяты в приёме Алексея Юрьева». Однако через пять лет владельцем родовой вотчины указан один стольник князь Михаил Михайлович. За четверть века общее количество дворов в имении возросло до 51, в них проживало 187 душ мужского пола. Этому же князю вотчина принадлежала и в 1709г. – она записана за генерал-лейтенантом и кавалером Михайла Михайловичем, будущим генерал-фельдмаршалом и президентом Военной коллегии Российской империи.

После 1709г. Таширово по каким-то причинам отошло к Петру Михайловичу (1682-1722), брату князей Дмитрия и Михаила. Это следует из сказок о крестьянах и о наличии в селе беглых офицеров и рядовых, которые настоятель ташировской церкви Лука Иванов давал под присягой в 1723-1725гг. Генерал-майор, лейб-гвардии Семёновского полка подполковник князь Пётр Михайлович умер рано, в 1722г. Ему было только 40 лет. Князь был бездетным, и фамильную вотчину наследовала его вдова Феодосия Владимировна (†1751), урождённая Долгорукова. За нею же село числилось и в 1726г. В то время в Таширове стоял «Федосьи Володимеровны двор помещичей». Всего в имении насчитывалось 259 человек, «надлежащих в оклад», и «новорожденных не в окладе шездесят человек».

Сохранилась одна поповская сказка, датируемая первой половиной 1720-х годов, из которой следует, что в то время в Таширове мог быть ещё один владелец – сенатор князь Дмитрий Михайлович. Это старший брат князя Петра, уже упоминавшийся выше в документе 1700г. Однако других подтверждающих свидетельств на сей счёт пока найти не удалось.

Как бы то ни было, в 1752г. Таширово вернулось к потомкам князя Михаила старшего. Причём собственниками сразу стали пять его сыновей: Дмитрий, Александр, Пётр, Николай и Андрей. В 1758г. господский дом в селе принадлежал двум братьям – Александру (1718-1783), генерал-лейтенанту, который впоследствии стал, как и его отец, генерал-фельдмаршалом, и Дмитрию (1721-1793), действительному камергеру, дипломату, меценату и благотворителю, на средства которого в Москве была выстроена публичная Голицынская больница. Фактическое управление имением осуществлял приказчик князя Дмитрия Михайловича.

В сказках начала 60-х годов о помещичьих крестьянах Боровского уезда ранее содержались подробные сведения об этой вотчине Голицыных. Однако «ташировские» листы из дела были утрачены. К счастью, сохранилась краткая выписка, подтверждающая, что в 1762г. владельцем Таширова с деревнями являлся гофмаршал, действительный камергер князь Николай Михайлович (1727-1786). В его имении было 292 души мужского пола и 322 – женского.

Из экономических примечаний к планам екатерининского Генерального межевания мы впервые можем почерпнуть более детальные сведения об этой вотчине. Межевание в Таширове проводилось 6-го октября 1768г. Имение по-прежнему принадлежало гофмаршалу князю Голицыну. Господский дом был сделан из дерева и при нём находился сад регулярной планировки. На плане межевания отмечены искусственные пруды. Покровская церковь, стоявшая неподалёку, была возведена из камня. Летом 1770г. в Боровской воеводской канцелярии человеком князя Голицына было также получено разрешение на постройку в селе новой господской бани.

Помимо села Таширова, расположившегося на обоих берегах реки Нары, в вотчине имелись деревни Бархатова на правом берегу Иневки и Гришинка – на левом, а также деревня Лутешева (Лутишева) на правом берегу речки Лубянки. Всего в населённых пунктах насчитывалось 84 двора, в которых проживали 316 мужчин и 311 женщин. На реке Наре также стояла «мучная мельница о четырёх поставах».

Площадь имения составляла 6181 десятину 2318 саженей. Землемеры так описали имение: «Земля иловатая с глиною; хлеб средственный; покосы хорошие; лес строевой сосновый; дровяной – березовый и осиновый; крестьяне на пашне». Под пашню было отведено 600д.1730с., под сенные покосы – 84д.1200с. Лесные угодья занимали основную площадь имения – 5375д.488с., а селения – только 33д.2300с. Количество непригодной для ведения экономической деятельности земли составляло 57д.1400с.

Последним владельцем Ташировского имения из рода князей Голицыных стал Александр Николаевич (1769-1817). О нём мы расскажем более подробно. Он унаследовал не только состояние отца, но также и имения всех родственников по материнской линии – бабушки Марьи Ионичны, вдовы адмирала А.И. Головина, и бездетной тётушки Анны Александровны, в замужестве Голицыной. Состояние Александра Николаевича было колоссальным – у него насчитывалось 24000 душ! Придворная карьера юного князя также складывалась прекрасно: он служил камергером при Екатерине Великой, был действительным статским советником. Его придворный чин соответствовал званию генерал-майора в армии. Однако при императоре Павле I князь Голицын, которому исполнился 31 год, сразу же оказался в отставке.

Александр Николаевич отличался статью и отменными манерами, всегда «сохранял величавую, совершенно вельможную наружность». Он изящно изъяснялся по-французски и по-русски, причём в те времена второе было большой редкостью в высшем свете. Юный Степан Жихарев, впоследствии ставший драматургом и переводчиком, в своих Записках описывал князя Голицына как очень образованного, любезного и весёлого человека.

Однако Александр Николаевич был ещё и невероятным эксцентриком и охотником до развлечений. Его расточительность достигала эпических масштабов. В Москве о нём слагали легенды и даже прозвали «Cosa-Rara» – «Редкая вещь». С этим прозвищем князь и вошёл в историю. Однажды во время торжественного обеда он преподнёс даме своего сердца фантастический подарок – 600000 рублей золотом! Рассказывали, что князь разжигал трубки своих гостей ассигнациями крупного достоинства, каждый день отпускал кучерам шампанское и горстями бросал золотые монеты извозчикам, которые толпились у его особняка. Векселя он подписывал не глядя. Ушлые заимодавцы порой приписывали к суммам, проставленным цифрами, нули. Они знали, что князь оплатит всё без проверки. Невероятные поступки князя стали называть «самодурством». Расходы Александра Николаевича стремительно увеличивались, а состояние столь же быстро уменьшалось.

Супругой князя Голицына стала княжна Мария Вяземская (1772-1865), они венчались в 1789г. Мария Григорьевна прославилась не только своей красотой, но и страстью к шумным увеселениям, карточной игре и одержимостью модными нарядами. А в 1799г. между княгиней и графом Л.К. Разумовским (1757-1818) возник бурный роман. Скандальная связь завершилась в конце 1801г. разводом четы Голицыных «с обоюдного и дружелюбного согласия», и Мария Григорьевна получила статус «отпущеницы». Ещё за несколько месяцев до развода княгиня Голицына пыталась спасти ставшее тяжёлым положение мужа. Она обращалась к Александру I с просьбой защитить её супруга от требований кредиторов, чтобы предотвратить его неминуемое разорение. Однако государь, выразив сожаление, ответил отказом. Император сослался на то, что он не вправе нарушать закон, перед которым все лица должны быть равны.

Несмотря на свои многочисленные долги, в 1799г. князь Голицын выделил средства на сооружение в Таширове нового каменного храма. Покровскую церковь возводили по проекту великого М.Ф Казакова – был использован проект храма «итальянской архитектуры» Косьмы и Дамиана, что на Маросейке в Москве. Разница состояла лишь в том, что ташировский храм своими размерами превосходил московский.

В 1801г. финансовое положение Александра Николаевича стало по-настоящему катастрофическим. И он лично обратился к императору с прошением определить ему опекуна. Ситуация была экстраординарной. Александр I назначил опекуном Г.Р. Державина, который установил, что число крепостных у князя сократилось до 14400 душ, а общее количество долгов достигло астрономической суммы – 3755500 рублей! Однако после этого «г-н Державин звание опекуна оставил», так как был назначен министром юстиции. К июлю 1805г. число кредиторов князя достигло почти ста человек. Он был должен Государственному заёмному и вспомогательному банку, русским и иностранным купцам, аристократам. В январе 1803г. часть кредиторов князя, объединившись, избрала кураторов, которые должны были обеспечить погашение долгов Александра Николаевича. Стремясь исправить ситуацию, князь пожертвовал «всем своим имением на удовлетворение кредиторов». Это относилось и к Ташировской вотчине князей Голицыных.

На самом деле, Александр Николаевич ещё 15 мая 1800г. передал свою родовую вотчину в залог отставному коллежскому асессору Андрею Фрезу. Князь занял у Фреза на год 50000 руб., однако вовремя долг не вернул. Прождав ещё один год, 12 июня 1802г. Фрез представил в Московскую гражданскую палату просроченную закладную князя Голицына. 2-го июля Гражданская палата вынесла определение о введении А. Фреза во временное владение имением и передала дело для исполнения в Верейский уездный суд. Однако 15 октября из уездного суда в Палату поступил рапорт о том, что Фрез «за неявкою его и поверенного от него во владение не введён». По этой причине суд направил опись с оценкой Ташировского имения в Московский аукцион. Имение оценили в 111746 руб. 54 коп. Эта сумма значительно превышала долг князя Фрезу. Разницу, полученную в результате продажи имения, предполагали направить на погашение долгов и другим кредиторам Александра Николаевича.

Продажа вотчины князей Голицыных состоялась 5 декабря 1804г. Имение «родовое Верейской округи в селе Таширове с деревнями» Бархатовой и Новой было продано по записи отставному коллежскому асессору греку Фёдору Ардалионову. В его собственность перешли 401 душа мужского пола с семьями, все угодья, луга и леса. Девять дворовых людей князь Голицын «выговорил» у покупателя и даровал им вольную. Таширово продали за 319280 руб. Из них 40000 руб. Ардалионов заплатил наличными деньгами, а остальные 279280 руб. должен был внести векселями в два этапа. 26 мая 1805г. князь и его попечители обратились в Палату с просьбой переписать купчую набело и уплатили пошлину в размере 2562 руб. 95 коп.

Продажа имения Ардалионову повергла ташировских крестьян в неподдельный ужас. Новый владелец славился своим «дурным» обращением с крепостными. Уже спустя два дня после продажи Таширова крестьяне направили ходаков к единственному человеку, который был в состоянии им помочь, – к Александру Михайловичу Голицыну (1723-1807). Знаменитый государственный деятель, меценат и благотворитель, устроитель публичной Голицынской больницы являлся двоюродным дядей владельца Таширова. Тридцать крестьян, избранные всем мирским обществом, «слезно просили» его «по предоставленному законом родственному праву о выкупе и избавлении их от известного им по многим обстоятельствам неблагоприятного покупщика».

Александр Михайлович сразу же предпринял меры, которые остановили бы передачу Таширова новому владельцу. Он обратился в Московскую палату Гражданского суда, заявив о своём желании приобрести вотчину на тех же условиях, каких её продали Ардалионову. Князь написал прошение самому императору: «Убежден будучи состраданием к человечеству и уважением к предкам моим, столь славно Государям и отечеству служившим, решился я, Всемилостивейший Государь, к сохранению памяти их, оставить оное старинное имение навсегда фамильным; а потому и приступил к выкупу оного 22-го того ж декабря <…> с тем, чтобы оное имение и все крестьяне во благо их оставались на вечные времена в пользу Голицынской публичной больницы на праве помещичьем и находились бы под распоряжением Главного ея Директора, дабы никогда и никто не мог уже оные продавать и закладывать, ниже отягощать сверх положения, какое предписано мною будет». Александр Михайлович просил государя утвердить данное предложение «во благо ближнему и на пользу общественную». Князь отмечал, «что он никогда бы в сии хлопоты не вступил, ежели бы не имел в предмете спасения крестьян от корыстолюбивого ига Ардалионова».

Император Александр I благосклонно воспринял инициативу А.М. Голицына и несколько раз рассматривал вопрос о продаже Таширова. В решение дела были вовлечены и Московский военный генерал-губернатор А.А. Беклешов, и министр внутренних дел граф В.П. Кочубей. Государь даже «повелеть соизволил», чтобы губернатор Первопрестольной приложил «особенное содействие, убедив внушениями Ардалионова отступиться от дальних по сей покупке притязаний», чтобы тот не ставил свою частную пользу выше общественного блага. Можно не сомневаться, что губернатор Беклешов беседовал с Ардалионовым, исполняя волю императора. Однако должного результата это внушение так и не возымело. Опуская нюансы дела, скажем, что согласно букве закона Таширово все же осталось в руках Ф.А. Ардалионова. А вот активная деятельность попечителей князя Александра Николаевича, организовавших продажу села, указом императора была признана несправедливой и незаконной.

Александр Николаевич, последний владелец родовой Ташировской вотчины князей Голицыных, прожил ещё тринадцать лет и умер 12 апреля 1817г. на сорок восьмом году жизни. Его похоронили на кладбище Новодевичьего монастыря. Полностью разорившись, князь получал пенсион от Сергея Михайловича Голицына, почётного опекуна Воспитательного дома и директора Голицынской больницы, и от своих родных племянников светлейших князей Меньшиковых и князей Гагариных. К своему положению Александр Николаевич относился философски, не сожалея о том, что кануло в Лету, и, как рассказывали в Москве, «наслаждался по возможности жизнью» и «был всегда весел духом».

Иллюстрации:
Герб рода князей Голицыных
Село Таширово на плане Генерального межевания Верейского уезда. 1796
Река Нара в черте села Таширово. 2017

© Подбородников Г.В. Текст. 2017.
© Подбородников Г.В. Фото, подбор иллюстраций. 2017.


Дата изменения: 25.05.2017 11:32